Ribalka 3

Кишит рыбным многообразием властный Атлантический океан, также как американский образ
жизни многообразием всяческих странностей. Одна из них заключается в том, что все развлечения
в Америке напрямую или очень косвенно, но все равно связаны с поглощением пищи. В таких
условиях организованный охотничий и рыболовный туризм набирает большие обороты и
развивается по тем же законам маркетинга и рыночных отношений, как и любой другой бизнес
в капстране. Соответственно желание клиента – закон, и любую вашу прихоть либо забытую
детскую мечту проворные бизнесмены готовы беспрекословно воплощать в жизнь хоть каждый
день, лишь бы слышать шелест купюр кочующих из вашего кармана в их пухлый бумажник. Ну а
если шелестеть вам нечем, то и мечты ваши никому кроме вас самих и не интересны.

От нашего крошечного островка только отхлынул летний туристический сезон, а карманы
всех местных работяг наполнились за эти три месяца приятным бумажным шелестом. Вот
каждый и начал сублимировать этот шелест в реализацию своих тайных желаний. Я уже давно
хотел порыбачить не с берега, а непосредственно в самом океане. Просмотрев все возможные
предложения частных чартерных лодок, я оценил свою мечту в 50 у. е. и остановил выбор на
шестичасовом круизе на луфаря и камбалу с отплытием от берега не дальше семи километров.
Потом конечно осознал, что продешевил и надо было брать десятичасовой на страйпера. Тогда
бы меня отделяло от берега примерно километров 50, но и заплатить пришлось бы в два раза
больше. Среди местного белорусского населения нашлось еще трое «мечтателей», готовых
потратить пол своего выходного дня на ежеминутное бросание на ветер магической суммы в 13
центов с кормы теплохода в семи километрах от берега. По крайней мере в случае нулевого улова
именно так и смотрят на подобные круизы люди безразличные к рыбалке. Поэтому домашние
стереотипы о том, что культурные рыбаки на Западе добросовестно отпускают выловленную
рыбу и рыбачат лишь из-за наслаждения самим процессом, видимо, до этого самого Запада
так и не добрались. Отпускают тут лишь то, за что можно получить штраф, да и то не всегда.
Корыстные американцы очень боятся потратить время впустую, поэтому несут домой все что
угодно, лишь бы не опозориться перед соседями. Мы тоже настроились брать все подряд, потому
как уже заранее пригласили пол города на уху. Поэтому когда мы ранним утром подъезжали к
спрятавшемуся в тумане пирсу, было решено без рыбы домой не возвращаться и чуть что купить
ее свежевыловленную в рыбной лавке на этом же пирсе.

Охотников порыбачить в тот день было не густо. Вместе с нами набралось человек 15, среди них
один старичок, который еле поднялся на борт , но был настроен очень позитивно. Только где-то
раздавался вопрос «Который сейчас час?», старичок сразу же улыбаясь отвечал во весь голос : «
Самое время поймать большую рыбу!» Также непонятно каким ветром к нам на судно занесло
несколько молодых пар, явно настроенных не рыбачить, а просто провести время вдвоем
наблюдая за выпрыгивающими из воды дельфинами. Самым последним на борт зашел суровый
афроамериканец, держа в руке длинный черный футляр с надписью BAZUKA. Он был
единственный, кто пришел со своим удилищем. Видимо поэтому и смотрел на всех свысока,
надменно расчехляя свою «базуку». Наш теплоход с романтичным названием «Звездный Свет»
довольно долго плыл по заливу вдоль острова, минуя все мосты, и наконец-то вышел в открытый
океан. Там он существенно прибавил скорость и через несколько минут многие внезапно узнали,

что болеют морской болезнью. Никто, правда, открыто в этом не признавался, но смотря на
бледные искаженные физиономии все было понятно и без слов. Команда нашего «лайнера»
состояла из капитана и двух помощников, которые нарезали наживку, выдавали удилища ( аренда
которых стоила пять у.е. за штуку), помогали распутать леску, а также могли дать небольшой
мастер класс тем, кто рыбачил впервые. Один из них походил на забуревшего гоголевского казака.
Выпучив свой огромный живот он молча прохаживался по палубе, бурча что-то в усы, из под
которых все время торчала сигарета. Видимо, раньше он был отчаянным «морским волком», а
сейчас будучи уже на пенсии подрабатывал тут. Он мастерски разделывал рыбу на филе двумя
отточенными годами движениями, и мы, обступив его кругом, молча наблюдали за этим
магическим процессом. Пока мы плыли, этот мужичок собрал со всех желающих по 3 у. е. в банк,
который по возвращению должен был достаться обладателю самой крупной рыбы. Проплыв
несколько миль теплоход останавливался и, словно огромный паук, пускал в недра океана паутину
из наших лесок, свистящих со всех сторон. За наши кровные 5 у. е. нам выдали довольно жесткие
бортовые удилища длинной около метров 2-х с простой инерционной катушкой типа домашней
Нельмы и уже оснащенной двумя крючками, привязанными на расстоянии сантиметров десяти
друг от друга. Глаза многих заполнил сладкий туман предвкушения, как только они представили
сразу двух увесистых луфарей на своем удилище. По совету все тех же «помощников» держать
удилище следовало кольцами вверх и соответственно левой рукой, а катушку крутить правой. Моя
левая рука была откровенно к этому не готова и поэтому во время последнего часа готова была без
моего ведома выкинуть надоевшую удочку в океан. В таком случае карман нашего
пузатого «казака» пополнился бы еще на 20 у. е..

Течение в тот день было довольно сильное, поэтому всем приходилось забрасывать с одного борта
либо с кормы, чтобы леску не затянуло под «Звездный Свет». Из-за такого столпотворения
удилищ и рыбаков обстановка в первые минуты была очень напряженная : то кто-то зацепил
своим крючком леску другого, то во время резвой подсечки дедушка юморист отхватил удилищем
по старческой лысине, то кто-то задел локтем и опрокинул в воду контейнер с наживкой, облегчив
тем самым задачу рыбе в поиске еды. Как оказалось, луфарь активно промышляет
каннибализмом, поэтому в качестве наживки мы использовали разрезанное на небольшие куски
филе того же луфаря. Что касается удилищ, то мы были немного удивлены, когда увидели, что
крючки просто привязаны к леске, потому как прочитали до этого в интернете, что ловить луфаря
следует только на металлический поводок. Луфарь – рыба хищная с очень острыми зубами, и
согласно рассказам блогеров-рыболовов может запросто откусить палец. Но в тоже время за все
шесть часов рыбалки не было ни одного случая, чтобы кому-то перекусили леску. Может это
относится лишь к крупным особям, которых ловят севернее по побережью, в каком Монтоке,
размерами в два-три килограмма. Мы же ловили в принципе мелочь, не длиннее четырнадцати
дюймов. Зато по агрессивности поведения эта мелочь не уступает даже акулам, поэтому процесс
ловли все равно был очень захватывающим. Наш теплоход делал стоянки где-то по полчаса, потом
проплывал пару миль и останавливался снова. Во время первой я словил камбалу, при виде
которой молодой помощник сразу же ринулся ко мне с рулеткой, но тут же в мой локоть уперся
живот нашего седого «морского волка». Он определил своим глазомером, который по его словам
лучше любой рулетки, что здесь двенадцать дюймов вместо положенных восемнадцати, и моя
первая рыба отправилась обратно в океан. А в это время народ полным ходом тягал луфарей, для
которых согласно закону штата Нью-Джерси не было ограничений по размеру. Как только кто-то

доставал рыбу, один из помощников сразу же во всеуслышание выкрикивал эту новость. Во время
одной удачной остановки говорить бедолаге приходилось очень быстро, что делало его похожим
на аукциониста в самый накаленный момент торгов. « Слева два, один сзади, слева снова один,
двойной спереди, еще двойной? Два двойных спереди, акула справа, еще один тоже справа,
спереди снова двойной…» – летело из его уст сплошным потоком. Рыбу кидали в белые
пластиковые ведра, которые уже наполненные морской водой выдавали в самом начале вместе с
удилищами. В итоге во время последней стоянки из каждого ведра слышалось так приятно
ласкающее слух характерное плескание. У всех были луфари. Проскакивали также камбалы, но их
из-за небольших размеров приходилось отпускать. Один раз на мой крючок позарилась мелкая
песчаная акула, которая после фото-сессии во всех ракурсах была также отпущена. А вот старичок
всем на удивление долго сражался, но все-таки победил в равном бою Уикфиш ( Weakfish).
Выглядит эта рыба также как луфарь, только крупнее и другого окраса. Луфарь смело
оправдывает свое оригинальное название bluefish, и окрас у него ярко голубой, а weakfish ( тут
если дословно переводить получится « рыба-слабак») больше серебристая и в темную крапинку. В
нашем случае эта рыба оказалась как раз таки далеко не «слабаком». Благодаря ей дедушка и
сорвал банк в 50 у.е. Его «уикфиш» оказался самым крупным.

Когда плыли обратно подуставший «морской волк» нарезал всем желающим их улов на филе,
чтобы можно было сразу кидать его на сковороду. Остальное он выбрасывал за борт, из-за чего
всю дорогу назад наш теплоход длинным густым шлейфом преследовала стая чаек. Настроившись
исключительно на уху, мы от этих услуг отказались и молча допивали остатки кофе и ели
бутерброды. Приехав домой подсчитали улов – 24 луфаря на четверых. Много это или мало судить
не буду, а знаю только одно – уха получилась отменная!!!!

Ribalka 3 Ribalka 2 Ribalka 1